shelomova: (Default)
В детстве к нам в Ленинград на летние каникулы приезжала из Эстонии племянница отчима, и я возила ее по городу и окрестностям. Между прочим, мы повсюду ездили без сопровождения взрослых. Нас отпускали без всякого страха. Заниматься нами было некому, все работали. От этих поездок у меня сохранились всего две пленки: поездка в Петергоф и в ЦПКО в 1965 году. Мне было 13 лет, а Люся была младше меня на 5 лет. 
Именно в то время я начала фотографировать городские пейзажи и достопримечательности, т. е. стала делать  снимки без родственников, друзей и знакомых, в качестве главного объектами съемки. Тогда это было не принято, считалось напрасной тратой средств, по крайней мере в среде, которая окружала меня. А мне хотелось. И когда я получила фотоаппарат в свое полное распоряжение, я начала пробовать снимать городской ландшафт. Сейчас очень жалею, что делала это мало и фотографировала только "значительные" объекты, общеизвестные достопримечательности, а мир, в котором я жила постоянно, тот, что окружал меня в повседневности, остался незапечатленным. Это обидно.
Район, в котором мы жили, все эти старые трамваи, автобусы, троллейбусы, витрины магазинов, люди на улицах, не позирующие, а живущие своей жизнью, незамечающие, что их снимают, одетые совсем по-другому и с другими лицами... Все ушло. Интерьеры, в которых мы жили, остались только, как фон к портретным снимкам.
Мир стремительно меняется, особенно сейчас. То, что мы видим каждый день, что сейчас не вызывает у нас живого интереса, что примелькалось, к чему мы привыкли, через много лет окажется нашей историей.
Снимайте свой мир! Он уходит!
Я чуть-чуть почистила от царапин свои старенькие снимки, сделанные в 13 лет, скомбинировала их со снимками 2009 и 2011 года и решила показать. На них, естественно, только классические достопримечательности Петергофа. К сожалению, подобрать к старым фотографиям современные аналоги удалось не всегда, не тот ракурс, композиция и качество.
Вот посмотрите, что получилось.

Фотографии в альбоме «Петергоф в 1965 и в 2009-2011» Shelomova на Яндекс.Фотках

Фонтан-колокол "Фавн".

Read more... )
shelomova: (Default)
В Карпаты я уехала через две недели после защиты диплома.
Это было в начале июля 1974 года. Яремча, Яблоница, Шешоры, - ключевые пункты маршрута. Это Прикарпатье (Гуцульщина). О тамошнем климате я не знала. И то, что июль там обычно дождливый, я постигала уже на месте, на собственном опыте.
Дождь, дождь, дождь. Низкие грузные облака все ползли, ползли, закрывая горы.
За три недели солнце появлялось только изредка. К концу третьей недели реки переполнились так, что начали выходить из берегов. Кое-где снесло мосты. Пришлось скорее уносить ноги.
Фотографий от этой поездки у меня совсем мало - барахлил фотоаппарат. Половина снимков не мои.
Из городов, кроме Львова, где я была проездом, я провела 5 дней в Яремче.
Яремча (сейчас Яремче) - небольшой городок на берегу Прута. Расположен на высоте 585 м над уровнем моря. 
Он возник в 1895 году при постройке железной дороги Делятин — Вороненка и назван по имени первого хуторского поселенца Яремы Годованца. Живописная местность, горный воздух, удобное сообщение способствовали его превращению в климатический курорт. До присоединения к СССР в Яремче было много вилл и ресторанов, куда приезжали  отдохнуть состоятельные австрийцы и поляки. В советское время здесь были построены  санатории, пансионаты и дома отдыха. Он также стал и центром туризма. 

Эта фотография сделана в окрестностях Яремчи. Внизу бурлит Прут.
Альбом: Карпаты. Июль 1974.
Дальше... )
shelomova: (Default)
О Ялте уже давно все сказали до меня.
Защищенная горами она тепла, нежна и прекрасна.
Последняя декада сентября. У нас на Балтике  уже прохладно, осень шуршит дождем и желтыми березами, а здесь шумит теплое море, дует ласковый влажный ветер, совсем другой мир. Толпы веселых людей заполнили пляжи, парки. Здесь трудно найти уединение. Все роится, жужжит, спешит ухватить и усвоить кусок крымского отпускного рая.
Никита, Гурзуф, Алупка, Ливадия.
Море, ветер, солнце.
Из Ливадии в Ялту я возвращалась пешком вдоль берега через пляжи. Ветер срывал платье, трепал волосы, подхватывал и осыпал брызгами. Волны с рокотом перекатывали гальку.
Праздник ветра, солнца и воды. Ничего особенного просто хорошо.
Паустовский в каком-то рассказе бросил фразу: «Отдых сближает людей не меньше, чем работа».
Действительно. Наша группа сдружилась, и нам уже казалось, что мы знаем друг друга давно.
Уезжать не хотелось. Кто-то оставался, их праздник продолжался, а я, у меня отпуск заканчивался. Мне было грустно. Я говорила себе, что вернусь. Но это случилось только восемь лет спустя, очень коротко и мимоходом.
Думаю, это не считается.

Альбом: Крым. 31 августа - 24 сентября 1975 года.
Дальше... )
shelomova: (Default)
Наконец, настал день выхода на пешеходную часть маршрута. Погода за день до этого испортилась: нахмурилось, моросил дождик. Тут же оказалось, что из 20-и человек, входивших в нашу группу, только семеро желают пройтись пешком по горному Крыму.
По видимому, такая ситуация возникала на турбазах регулярно. Народ приобретал дешевые профсоюзные путевки, чтобы поехать на море, а брести по горным тропам с рюкзаком не хотел. У работников крымского турсервиса в таких ситуациях наготове были автобусы с водителями, за некую плату доставлявшими "матрасников" до нужного приюта. Бунтарей, видимо, обычно удавалось убедить. Но наша семерка оказалась радикальной. Мы желали идти во что бы то ни стало. Разгорелся спор. В конце концов мы отстояли свое право на поход.
Повел нас по горам инструктор параллельной группы (его группа не пожелала идти в полном составе). Инструктор Володя был внешне необыкновенно колоритен. Блондин с вьющимися волосами, нос с горбинкой, выше всех на голову, строен, мохнат, мускулист, загорел. Стиль первобытного homo дополняли видавшие виды вельветовые шорты и меховая безрукавка. Жаль, что я не сделала его портрета. На смазанном снимке, 1-ом под катом, его можно увидеть только в общих чертах.
Девушек в нашей семерке было три. Наши рюкзаки великодушно погрузили на автобусы, мужчины же шли с рюкзаками.  1-ый день был самый трудный, мы прошли до приюта у Научного порядка 14 км.
На следующих переходах погода разгулялась, и мы путешествовали в свое удовольствие.
Сухой напоенный солнцем Крым, как я тебе благодарна за эти дни!
Последний отрезок до Орлиного Залета пешком пришлось пройти всей группе. Все эти переезды на автобусах были "нелегальны" и не афишировались. 
На турбазе "Орлиный Залет" (возле Соколиного) нас встречали музыкой, громадными гроздьями винограда и компотом, вручили значки и удостоверения "Турист СССР".
Самым радостным событием был горячий душ. Танцы. В летнем кинотеатре "Зануда". Над головой южное черное звездное небо.
В один из дней на Орлином Залете мы посетили Большой Крымский каньон. В другой - желающим предложили поехать на сбор винограда в бахчисарайский совхоз "Победа". Я захотела участвовать с радостью. Никогда не видела настоящих виноградников и, уж тем более, никогда не собирала виноград. В жизни больше никогда не ела столько винограда и такого вкусного. И руки мы там мыли виноградом.
После Орлиного Залета мы двинулись к Ай-Петри. Как же там красиво!
Там я встречала свой 24-ый день рождения. 
В приюте мы провели ночь. Утром встречали рассвет. Описывать это бесполезно, надо видеть.
С Ай-Петри мы спускались пешком. На некоторых участках склон был усыпан толстым слоем сухой хвои, и истершиеся подошвы моих кед скользили по ней так, что я в буквальном смысле скатывалась с горы.
Внизу ждал автобус, который багополучно доставил нас в Ялту.
Дальше снимки.
Не поленитель и кликните на панорамы, которые я составила. Конечно, они категорически не могут соревноваться с современными, они не претендуют. Но они дают некоторое представление о крымских просторах, которые я видела, а может быть, и вы.

На Ай-Петри.


24 фотографии )
shelomova: (Default)

Мой дед и бабушка родились в конце 19-го века в Южном Приильменье и всю жизнь прожили на краю Рдейских болот. Они и их родители, и родители их родителей были крестьянами. Когда они пришли на берег Поруси, как начали осваивать эту низину не знаю. О нашей деревне Иванцево, которая упоминается еще в Новгородских писцовых книгах за 1498 год, я писала в записках "Мамина родина". Мои предки здесь жили, трудились, страдали и умирали много веков, передавая от поколения к поколению свой образ жизни, навыки и знания.
Сколько им всего нужно было знать, чтобы выжить! Крестьянин в те времена был сам себе, агроном, пахарь, ветеринар. А ещё плотник, печник, портной, сапожник, ткач, бондарь, знахарь и много чего ещё.
Их крестьянский мир держался на уважении и подчинении старшим, привычке к тяжелому труду, на обычаях, на здравости и простоте суждений.
В деревне, и во всей округе, все были на виду у всех. В дом могли зайти без приглашения в любое время. Все знали, как ты живешь, чего ты стоишь. Все были связаны родственными и свойскими узами с половиной деревни. Деревня жила сообща. Труд и взаимовыручка были ключем к успеху и выживанию.
А ещё, у них было самое главное - свой дом и своя земля.

Боже мой! Я так далека от них!
Я выросла в городской среде и у меня нет и никогда не было ни земли, ни дома.
Я переезжаю с квартиры на квартиру, я защищаю своё жизненное пространство и не желаю им поступиться. Войти в мой дом запросто... Ни ни.
Я всегда в толпе, но я одна. Я веду замкнутый образ жизни, и совсем не приспособлена к физическому труду. Если меня запереть в деревне, я вряд ли выживу.
Между мной и моими предками пропасть. Они никогда бы не поняли, как я могу жить в этом человеческом муравейнике, в шуме, суете, оторвавшись от земли. А я не смогла бы жить в их мире, он был другим, его уничтожило время.

Читаем дальше )
shelomova: (Default)
Моя мама родилась в Иванцево. Была такая деревушка на самом краю Рдейских болот у истоков речки Поруси в Поддорском районе Новгородской области.
Вместе с деревнями Вичевицы, Ельно, Борисоглеб, Заполье она упоминается в Новгородских писцовых книгах за 1498 год. Я нашла ее в списках селений Офремовского погоста Шелонской пятины Великого Новгорода. Это значит, что более пяти веков назад она УЖЕ стояла среди Рдейских болот.
Рядом с местом, где находилась деревня, пролегает целая сеть ручьев, которые – то пересыхая, то наполняясь водой из болотных мхов, соединяются в небольшой поток, называемый речкой Порусь. Порусь сливается с другим небольшим ручьем, вытекающим из болот, окружающих Русское озере, и вместе они образуют Порусью, несущую свою мягкую коричневую воду к старинному русскому городу Старой Руссе. Там, в черте города, она впадает в приток Ловати реку Полисть.
Прочитать дальше )
shelomova: (Default)
 В далекие школьные времена я изучала немецкий язык и переписывалась с девочкой из ГДР по имени Барбара. На Пасху она мне присылала милые сувениры и открытки. Для меня это было удивительно,  тогда у нас никаких пасхальных открыток не было. Пасха отмечалась приватно и только "гастрономически".  Мама пекла куличи и красила яйца.  Никто из моих знакомых, кроме моей крестной и двоюродного брата, в церковь не ходил. И тут, вдруг, пасхальные открытки из "страны социалистического лагеря". У примерной советской девочки вопрос и недоумение, но очень приятно.
У меня сохранились три открытки.
Почему бы их не показать по случаю грядущей православной католической и протестансткой Пасхи.

Пасхальные открытки 1960-х годов.


Посмотреть открытки поближе )
shelomova: (Default)
1-часть рассказа>>

Продолжаю публиковать свои хивинские фотографии. Пояснения к ним минимальные. В них я стараюсь дать ссылку на страницы Википедии, где можно ознакомиться с информацией по сфотографированному памятнику, если она кого-то заинтересует. Чаще всего справка, которая там дается, краткая.
И еще, если есть желание, на Викимапиа можно посмотреть карту Хивы, на которой помечены достопримечательности.

Ну, а теперь фотографии.

Вид на западную часть Ичан Калы (внутренний город) и Дишан Калы (внешний город). Их разделяет полуразрушенная стена. На переднем плане дворец-крепость Куня Арк. Если присмотреться, вдали видна сохранившаяся часть стены, окружавшей Дишан Калу.


Смотреть дальше... )
shelomova: (Default)
Моя 2-я поездка по Средней Азии не выходила за границы Узбекистана и начиналась в Хиве.
В 1978 году ни аэродрома, ни железнодорожного вокзала в Хиве не было. Ближайший аэропорт находился в Ургенче. Из Пулково   туда не летали. Пришлось добираться через Москву, а дальше до Хивы – автобусом.
Самолеты в Ургенч летали два или три раза в неделю. Даты рейсов не стыковались с началом маршрута, поэтому мы приехали на пару дней раньше. Наш самолет прилетел в Ургенч поздно вечером, когда автобусы уже не ходили. Мы переночевали на ургенчской турбазе, и на следующее утро оказались в Хиве.

Из Большой советской энциклопедии:
«Хива город областного подчинения, центр Хивинского района Хорезмской области Узбекской ССР. Расположен в Хорезмском оазисе, на канале Палван, в 30 км к Ю.-З. от ж.-д. станции Ургенч (на линии Чарджоу — Бейнеу). 26 тыс. жителей (1974). По археологическим данным, основан на рубеже нашей эры. Назван по древнему колодцу Хейвак (до 18 в. город назывался Хивак). С начала 4 в. н. э. Х. в составе Хорезма. В 712 была завоёвана арабами, в 1221 — монголами, в 1388 — Тимуром. С 16 в. по 1920 — столица Хивинского ханства (См. Хивинское ханство). В 1740 была разрушена персидским Надир-шахом. В 1873 Х. взята русскими войсками и вместе со всем Хивинским ханством стала протекторатом Российской империи. С 1920 — столица Хорезмской народной советской республики (См. Хорезмская Народная Советская республика). С 1924 — райцентр в составе Узбекской ССР (с 1938 в Хорезмской области)».

Карта Хивы

Очутившись в Хиве, я  сразу впала в состояние приятного удивления, и не выходила из него до самого отъезда.
Главным  сюрпризом, из которого плавно вытекало все остальное, оказалось то, что наша гостиница располагалась в Ичан Кале («внутреннем городе» Хивы), в здании бывшего медресе Мухаммеда Амин-хана.
Это медресе было построено в середине 19 века в 1851-1852 гг. и до начала 20 века было действующим духовным учебным заведением. В нем учились 260 студентов. А теперь студенческие кельи, худжры, переоборудовали для туристов.
Вплотную к медресе примыкал минарет Кальта Минар, а  на другой стороне улицы находился крепость-дворец Куня Арк.
Впрочем, бесполезно перечислять, что здесь было рядом. Здесь все было рядом. Медресе, минареты, мечети, мавзолеи, глинобитные домики, ничего инородного, только Азия, никаких европейских вкраплений. Я, наконец, получила то, что хотела.
Прочитать дальше... )
shelomova: (Default)
В Фергану наш поезд прибыл  рано утром 17 мая 1976 года.
Она расположена на южном краю Ферганской долины в 420 км от Ташкента на высоте 580 м над уровнем моря.



Город основан русскими военными в 1877 году через два года после завоевания Кокандского ханства и присоединения его к Российской империи.
Коканд не подходил на роль административного центра, поэтому было решено построить новый город недалеко от древнего Маргилана и первоначально его называли Новый Маргилан, потом он стал Скобелевым, а с 1924 г. Ферганой.
В городе нет памятников древности и культовых мест. Экскурсия по нему  даже не была для нас запланирована, вместо этого нам устроили выезд «на природу» - погрузили в автобусы и повезли в горы на Голубое озеро (Курбан-куль). Это в 55 километрах к югу от Ферганы, в Алайских горах.
Прочитать дальше )
shelomova: (Default)
Мы открываем для себя прописные истины только, когда постигаем их на собственном опыте. Одна из них: «Чтобы что-то оценить, это нужно утратить ».
Чтоб понять, насколько тебе дорог твой Дом и твой Мир, с ними нужно расстаться, хотя бы ненадолго. Для этого существует традиционный способ – путешествие. В быту это называется «сменить обстановку» или «развеяться». Если «обстановка» в корне отличается от родной, то эффект от погружения в новую, а потом возврата в привычную, может оказаться ошеломляющим. Разумеется все зависит от вашей впечатлительности.
Со мной такой культурный шок случился после поездки в Среднюю Азию. Горячий солнечный, но чужой, мир удивил, поразил, обжег, и подарил глубокое понимание, что, как бы я ни любила тепло и солнце, я родом из серого облачного неба, влажной зелени и моросящего дождя. Я, как и многие, всего лишь хотела увидеть Восток: Самарканд, Бухару, медресе, минареты, мавзолеи, восточные базары, Каракумы, а мое открытие стало неожиданным «побочным эффектом», «бонусом».
Читать дальше... )
shelomova: (Default)
 Я никогда не была фалеристом - собирателем значков. Они у меня появлялись просто, как сувениры, памятные знаки или знаки принадлежности к организации или причастности к какому-то событию.
Очень часто я привозила  из города, в котором побывала, по одному значку на память. Некоторые появлялись у меня, как подарок. Я их складывала в коробку со всякой всячиной и забывала. Позавчера наводила порядок в шкафу и на эту самую коробку наткнулась. Среди памятных туристических значков обнаружила несколько значков из моего счастливого советского прошлого.
Давно уже мне не хочется украсить себя символом принадлежности к некой группе или сообществу. Я стала сама по себе. А был период, когда я была, как все.

Вот моя октябрятская звездочка

Октябрятская звездочка. 1961 год.
+5 )
shelomova: (Default)
Ура! Сегодня у меня  День рождения!

Эту открытку я сделала сама. Дарю её всем с любовью и благодарностью.

shelomova: (Default)
Непередаваемое чувство испытываешь, когда в писцовых книгах за 1498 год в списке селений Шелонской пятины находишь наименования деревень, в которых жили и похоронены твои прадеды. Я потрясена до глубины души. Я даже надеяться не смела на такой результат, когда начала просматривать "Материалы по исторической географии Новгородской земли. Шелонская пятина по писцовым книгам 1498-1576 гг. Списки селений." А.М. Андряшева. Пять веков назад  деревни Иванцево, Вичевицы, Ельно, Прудск, Борисоглеб были приписаны к Офремовскому погосту. Они уже тогда стояли в нашем болотном крае. Это удивительно.

January 2013

M T W T F S S
 12 34 56
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags