shelomova: (Default)
Наконец-то, дочитала "Крошку Доррит".  Читала долго с перерывом. Роман длинный-предлинный. В какой-то момент я сломалась, пришлось сделать передышку. Качественный язык, качественная литература. Впрочем, это перевод. Полагаю, что хороший перевод, может быть, очень хороший. Не мне судить, не читала подлинника.
Переводчик Евгения Давыдовна Калашникова. Виртуозный язык.
Как давно я не читала такого длинного романа!
Местами, когда Диккенс тонул в бесконечных описаниях и рассуждениях по поводу Министерства Волокиты и Полипов, меня одолевала жуткая скука, но в целом очень хорошо. Мне почти всегда после Диккенса хорошо. Он для меня, как антидепрессант. И в этот раз тоже. И, хотя, пишет он о жутких трущобах и тяжелых обстоятельствах, в которых герои опускаются на самое-пресамое дно, он всегда дает надежду. А его симпатичные чудаковатые добряки описаны так сочно и с такой любовью, что понимаешь: все будет хорошо, просто не может не быть хорошо.
В момент паузы в чтении "Крошки Доррит" прочла кипу всякой всячины, в том числе "Великого Гетсби" Фицджеральда, кстати, тоже в переводе Калашниковой. Еще и фильм "Последний шанс" о Фицджеральде посмотрела с Джереми Айренсом в главной роли. Вот уж где мрак и безисходность.
shelomova: (Default)
Вчера закончила читать "Автобиографию" Агаты Кристи. За последнее время это одна из немногих книг, чтение которой мне хотелось продолжать и продолжать. Правда, в конце мне стало немного скучновато, но в целом, очень понравилось.
Очень много мыслей и рассуждений, которые мне близки.  О жизни, о возрасте. 
Я тоже об этом думаю. Она с оптимизмом смотрит на мир и с этим оптимизмом хочется постоянно находиться рядом, потому что сама я сейчас ощущаю его острую нехватку. Конечно, она жила в другом мире и ее рассказ об этом мне очень, очень интересен. Давно не читала ничего такого, где бы мне так импонировала, именно, личность автора и ее взгляд на жизнь. 
Я сделала массу выписок, которые мне хотелось бы перечитывать.
Может быть, с некоторыми выводами, которые она делает я не совсем согласна, но мне хотелось бы быть согласной. Мне хотелось бы себе напоминать, что существует вот такая точка зрения, отличная от моей, возможно, более плодотворная, к тому же не ведущая в депрессивный тупик.


Агата Кристи

Отчего вспоминается то, а не другое? Жизнь – вереница диапозитивов. Вы сидите и смотрите на экран. Хлоп!
-------------------------
Нам не дано знать всего человека, хотя иногда в ярких мгновенных вспышках мы видим его истинным. Думаю, что воспоминания, какими бы незначительными они ни казались, как раз и высвечивают внутреннюю человеческую суть.
Я, сегодняшняя, точно такая же, как та серьезная маленькая девочка с белесыми льняными локонами. Дом – тело, в котором обитает дух, – вырастает, развивает инстинкты, вкусы, эмоции, интеллект, но я сама, я вся, я – настоящая Агата, я – остаюсь. Я не знаю всей Агаты. Всю Агату знает один только Господь Бог.
-------------------------
Думаю, что быть частичкой чего-то целого – одно из самых увлекательных таинств жизни.
-------------------------
Жизнь, мне кажется, состоит из трех периодов: бурное и упоительное настоящее, минута за минутой мчащееся с роковой скоростью; будущее, смутное и неопределенное, позволяющее строить сколько угодно интересных планов, чем сумасброднее – тем лучше, все равно жизнь распорядится по-своему, так что мечтайте себе на здоровье; и, наконец, третий период – прошлое, фундамент нашей нынешней жизни, воспоминания, разбуженные невзначай каким-нибудь ароматом, очертаниями холма, старой песенкой, чем-то совсем обычным, вдруг заставляющим нас пробормотать:
– Помню, как… – с особым и неизъяснимым наслаждением.
Воспоминания – одна из наград, которые приносит возраст, и при этом награда сладостная.
К несчастью, вам очень часто хочется не только вспоминать, но и рассказывать. Постоянно повторяйте себе, что людям скучно слушать вас. В самом деле, с какой стати их должна интересовать ваша жизнь, а не их собственная?
-------------------------
Еще )
shelomova: (Default)
Я погрузилась в сериалы ВВС, романы Мопассана, в вязание и шитье. 
Посмотрела один за другим два  сериала  по романам Элизабет Гаскел. Сначала "Жены и дочери", потом "Крэнфорд". Сейчас смотрю "Возвращение в Крэнфорд". В промежутке взглянула на последнюю экранизацию "Джейн Эйр" (2011), унылую и пресную.
"Жены и дочери" (1999 год), пожалуй, мне понравился, хотя я и не люблю такие рассказки, в которых героиня влюбляется первая, мучается и безмолвно страдает, долго дожидаясь, когда ее любимый мужчина обратит, наконец,  на нее внимание и оценит ее красоту и многочисленные достоинства. Само собой он к концу фильма и прозревает и оценивает. Жаль только, что мне-то  понравился совсем другой, не Энтони Хауэлл, а  Айэйн Глен.
"Крэнфорд" (2007 год) довольно скучная вещица, с замечательным ансамблем "пожилых" леди. Среди них солирует Джуди Денч, очень и очень мне симпатичная. (Кстати, она в упомянутой мной "Джейн Эйр" играет экономку миссис Ферфакс.)  Джулия Мак Кензи и Имелда Стонтон тоже прелесть. Ну, и суровая  Айлин Эткинс хороша.
О Мопассане. 
Против него у меня было предубеждение, и я много лет просто не желала  брать в руки его книги. Но месяц назад вдруг, почему-то, взяла и прочла "Жизнь", а потом "Милый друг", а потом "Монт-Ориоль", и поняла, что пришла к нему вовремя, и просто раньше все это было не для меня.
shelomova: (Default)
Я  не поклонница творчества Сокурова, я не смогла досмотреть ни одного его фильм до конца.
Для меня его кадр слишком затянут и статичен. Я воспринимаю мир в другом ритме. 
Почему я вдруг потянулась к его книжке, не знаю. Открыла наугад, попала в "Японский дневник", начала читать и не могла оторваться - его язык меня захватил. Он лаконичен, но насыщен образами и мыслями. Я всё стояла у стеллажа и читала, читала, полистала с сомнением, но  купила. Дома отложила Фейхтвангера и Мопассана и начала читать ее.
Книжка небольшая. Это сборник. В нем сценарии, автобиографические записки, размышления. Не всё мне  интересно, и не всегда я понимаю, "о чем" это он, но мне нравится "как".  Некоторые вещи совсем не находят ни отклика, ни понимания.
Но повторюсь, мне нравится язык... Язык активного созерцателя, у которого тут же рождается ассоциативный образ. Одним эпитетом он рисует внутреннюю атмосферу своего восприятия. 
Если его фильмы для меня были скучны и затянуты, то при чтении, ритм освоения мысли и образа я задаю сама.
Я рада, что эта книжка со мной. Никакого сомнения, что  буду ее перечитывать.
Может быть, сделаю попытку что-то посмотреть из его работ. Может быть?...
Я кое-что начала выписывать для себя, но остановилась, не стала. Некоторые фразы понятны только в контексте.
Прочитать выписки... )
shelomova: (Default)
Запоем прочла несколько книжек Моэма: сборник рассказов "Игрушки судьбы", романы "Тогда и теперь" и "Острие бритвы". А вслед им посмотрела экранизацию "Театра" ("Being Julia") Иштвана Сабо 2004 года с Аннет Бенинг, Джереми Айронсом, Майклом Гэмбоном.
Фильм так себе, никакой, но легкий дессертный. Там в финале звучит "Smoke gets in your eyes", так я на нее "подсела" - слушаю, слушаю снова и снова. Как чудесно!



They ask me how I knew
My true love was true
I of course replied
Something here inside
Cannot be denied
They said
"Someday you'll find
All who love are blind
When your heart is on fire
You must realize
Smoke gets in your eyes"

So I chaffed them, and I gaily laughed
To think they could doubt my love
Yet today my love has flown away
I'm without my love
Now laughing friends deride
Tears I cannot hide
So I smile and say
When a lovely flame dies
Smoke gets in your eyes
shelomova: (Default)
Читаю "Зеленый шатер" Улицкой.
Скучно. Для себя там пока ничего не нашла.
Даже не знаю, доберусь до конца или брошу.
shelomova: (Default)
В новогодние и рождественские праздники - самое время вспомнить свои любимые сказки.
Не знаю, как вы, а я в детстве больше всего любила не просто сказки, а длинные сказочные истории.
Моими самыми-самыми читанными-перечитанными были: "Волшебник Изумрудного города" Александра Волкова, "Сказание о Раме" Прем Чанда и "Приключения Незнайки" Николая Носова. 
Две последние книжки поглотило время и пространство, а вот 1-ая, "Волшебник Изумрудного города", сохранилась у меня до сих пор.
Мой  "Волшебник Изумрудного города"  был издан в 1960-ом году в издательстве "Советская Россия". Это чудесный образец  детской литературы. Прекрасная, добрая, увлекательная книга, великолепно иллюстрированная Леонидом Владимирским.
Потом начали выходить продолжения этой сказочной истории, целая серия. Но они меня уже не захватили. Я к тому времени  подросла, и в мою жизнь вошли другие сказочники:  Александр Дюма, Вальтер Скотт и Фенимор Купер.
И вот, что удивительно!
Такая красивая чудесная история, и ни одной достойной экранизации ни у нас, ни в Штатах.
Недавно, чтобы  разогнать тоску, я смотрела детские фильмы,  самые разные,  ну и среди них попался  "Волшебник из страны Оз" 1939-го года.
С трудом, с усилием, в силу привычки доводить начатое до конца досмотрела это жалкое зрелище.
Ну, почему какая-нибудь солидная американская студия не снимет  достойный фильм по книге Баума или Волкова, разобравшись с их копирайтами? Почему Рапунцель? Почему Нарния? Почему не Изумрудный город?
Жаль...
Кстати, "Сказание о Раме" тоже превосходная основа для красочного захватывающего зрелища.

Но возвращаюсь к "Волшебнику Изумрудного города".
Насколько я понимаю, книга переиздавалась много раз. И оформлялась другими художниками. Я посмотрела по интернету, и конечно, рисунки Владимирского мне нравятся больше всего.
Издание 1960-го года, которое мне так дорого, выпущено на хорошей белой плотной бумаге и великолепно проиллюстрировано от 1-ой до последней страницы. За 50 лет книжке, конечно, досталось, но я все-таки отсняла некоторые страницы и развороты, чтобы показать их тем, кто может быть не видел этих иллюстраций или порадовать тех, кто видел их в детстве, но книжку потерял.



+31 )
shelomova: (Default)
Устала. Не фотографируется и не пишется.
Разваливаюсь на части  физически и морально.
Читаю Паустовского. Некогда его "Мещорская сторона" спасла меня от тоски и сподвигла отправиться в Солотчу, в лодочный поход.
Несколько дней назад я с большим удовольствием прочла "Золотую розу", а затем плавно перешла к сборнику "Родные просторы". Этот сборник был издан в 1954-ом году ГЕОГРАФГИЗом (Государственное издательство географической литературы) и предваряется эпиграфом "Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы."
В нем вслед за чудесными главами из книги "Далекие годы" идут главы из повести "Кара-Бугаз", а потом повесть "Колхида". Если кто-то не в курсе, поясняю: Кара-бугаз (ныне Кара Богаз Гол) это залив на восточном берегу Каспийского моря с богатейшими запасами мирабилита. Сейчас его территория принадлежит Туркмении. Ну, а Колхида отошла, сами знаете кому.
А еще там есть воспоминания о Крыме
Как, однако, с 54-го года обузилось наше понятие родных просторов и отчизны...
Я уж и не говорю о души прекрасных порывах.

"Одолевать пустыню тяжело, особенно когда человек думает, что одолевает ее ради своего персонального месячного оклада. 
Необходимо понять, что работа в пустыне - дело славы, дело высокого племени новых людей, - а это ведь так и на самом деле, - и тяжесть с вас слетит, как пот после купания в море. Отсюда вывод: никогда не упускайте из виду далеких горизонтов. Помните, что скулят только близорукие. Дайте волю воображению. Сила его необычайна. Воспитайте в себе чувство времени и чувство будущего. Овладеть этими двумя ценностями - это уже очень много."
(Кара-Бугаз. К.Г. Паустовский)

И что же  сейчас мне может подсказать чувство времени и чувство будущего?
Потому-то и не фотографируется, и не пишется.
shelomova: (Я (1))
Несколько дней назад нас покинул Дик Френсис.  Ему было 89.
Из его сорока романов я прочла 13. Все они написаны умно, живо, пронизаны юмором и оптимизмом. В моменты мрачного настроения и упадка  они здорово поддержали меня, за что я ему очень признательна.  Надеюсь, где-то там, где  сейчас пребывает его душа, она почувствует  мою благодарность.
Его 1-ая книга, которую я прочла, сборник из четырех романов, оказалась у меня в руках случайно. Как-то летом  в унынии  я  плелась по университетской галерее. Мне настоятельно требовалось отвлечься от тоскливых мыслей,  я машинально зашла в наш книжный магазин, практически наугад взяла с полки книгу,  ту, что сейчас солирует внизу на моей фотографии,  серую с золотой надписью ФРЕНСИС и, придя домой, погрузилась в совершенно незнакомый  мир английского конного спорта.
Все четыре романа я прочитала залпом, а потом еще и еще, пока  внутреннее равновесие ни восстановилось, и я  вернулась к себе и снова примирилась с миром.
Дик занимательный рассказчик, хороший знаток жизни и людей.  Его взгляд на жизнь и на людей мне всегда интересен. С ним хочется побыть, как можно дольше, заражаясь  бодростью, стойкостью и верой, что зло обязательно будет наказано.
Главный герой, от лица которого он  обычно рассказывает свои истории, симпатичен мне многими мужскими качествами. Но  я отмечу то, что ценю больше всего -  скромность, достоинство и  умение относиться к себе с юмором. Почему-то, мне кажется, что эти качества были присущи и самому Дику Френсису. Да, упокоится его душа с миром.

Весь Дик Фрэнсис
shelomova: (Default)
У меня  есть еще один блог, который я не рекламирую и веду, в общем,  почти только для себя. Я делаю в него выписки, которые, как мне кажется интересны, в основном мне одной. Но вот сегодня прочитала заметку в Русском Newsweek http://www.runewsweek.ru/article/25934/ о депрессиях, неврозах и антидепрессантах и подумала, что выписки, которые я недавно сделала из  "Коловращения действительности" Пьера Гаскара  http://tamishel.blogspot.com/2008/11/blog-post.html, может быть, покажуться актуальными не только мне.
Гаскар исследует причины "эпидемии" неврозов, охватившей Францию более 46-и лет назад.  Я читала и поражалась, как это созвучно моему нынешнему восприятию нашей  российской ситуации. А книга появилась у меня более 20-и лет назад. Это  сборник французской публицистики "Над Сеной и Уазой". Тогда он мне был, практически, неинтересен и долго лежал невостребованным. Кто знал, что нас поразят "язвы капитализма" и все, что было актуально для Франции уже в шестидесятые, будет актуально для нас сейчас?



shelomova: (Default)

Прочитала «Сегуна» Джеймса Клевелла. 

Думаю, что это не роман, а  большой пребольшой сценарий.

Слишком много прямой речи, иногда очень скучной и, на мой взгляд, избыточной. Диалоги, внутренние монологи…

Кто с кем и почему враг или союзник – все так запутанно и трудно поддается  пониманию, по крайней мере, моему. Требуются интеллектуальные усилия, которые совершать не хочется, потому что все эти расклады как-то не интересны, хотя и важны.

Сеппуку, сеппуку, сеппуку – через страницу. У меня все время  напрашивался вопрос: неужели такая мораль возможна? Убийства и самоубийства среди самураев – обыденны. За любую провинность или неповиновение – наказание смерть. Бессмысленных смертей описано много.

Есть много интересного о быте, обычаях, семейном укладе, морали, мировоззрении. Такова ли была Япония или это вымысел иноземца? Что дошло до наших дней? Вот такие у меня остались вопросы.

Сюжет в фильме, конечно, усечен и скорректирован, хотя и не очень значительно, но иногда  в ущерб характерам или мотивам поступков некоторых персонажей.

Вот такие у меня впечатления.

shelomova: (Default)
Начала читать "Сёгуна" James Clavell (пишу имя по-английски, потому что на русский его переводят по-разному, а как правильно, не знаю).
Фильм с Ричардом Чемберленом  нравится.  А  книга попала в руки только сейчас. Громаднейшая книжища. 1200 страниц. Конечно, впечатление будет зависить от качества перевода. Но насколько мне известно, перевод  был один Н.Ф. Ерёмина, так что выбирать не приходится.

shelomova: (Default)
Две недели назад прочитала книжку Екатерины Юхнёвой "Петербургские доходные дома. Очерки из истории быта".  Но  впечатлениями собралась поделиться только после традиционного летнего отключения горячей воды. Мы все никак не соберемся поставить электронагреватель. И вот опять кастрюли и тазы... Но это все равно очень, очень просто.
А вот они - в XVIII-XIX веках... Для них получение горячей воды всегда требовало значительных усилий.
Но вернусь к книге. В ней много любопытных подробностей быта петербуржцев.
shelomova: (Default)
Книжка попала ко мне случайно и оказалась приятной неожиданностью. 
Семейные эпизоды перемежаются результатами архивных поисков  и автобиографическими зарисовками. 
Живой  непринужденный стиль и органичный ненавязчивый юмор.
Почему-то жанр в предисловии определен как роман. Я бы назвала это повествование большим очерком или рассказом. 
Хочется порадоваться за автора: его упорный кропотливый поиск вознагражден таким впечатляющим результатом.

January 2013

M T W T F S S
 12 34 56
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags