shelomova: (Default)


Фрагмент сольного концерта Муслима Магомаева - "Воспоминания об Арно Бабаджаняне"
Концертный зал "Россия" 1988 год. С персонального сайта Муслима Магомаева: http://magomaev.info/

Музыка: Арно Бабаджанян
Слова: Роберт Рождественский

Между мною и тобою гул небытия,
Звездные моря, тайные моря.
Как тебе сейчас живется, вешняя моя,
Нежная моя, странная моя.
Если хочешь, если можешь, вспомни обо мне,
Вспомни обо мне, вспомни обо мне.
Хоть случайно, хоть однажды вспомни обо мне,
Долгая любовь моя.

А между мною и тобой века,
Мгновенья и года, сны и облака.
Я им к тебе сейчас лететь велю,
Ведь я тебя еще сильней люблю.

Как тебе сейчас живется, вешняя моя,
Нежная моя, странная моя.
Я тебе желаю счастья, добрая моя,
Долгая любовь моя.

Я к тебе приду на помощь, только позови,
Просто позови, тихо позови,
Пусть с тобой все время будет свет моей любви,

Зов моей любви, боль моей любви.
Только ты останься прежней, трепетно живи,
Солнечно живи, радостно живи.
Что бы ни случилось ты, пожалуйста, живи,
Счастливо живи всегда!

А между мною и тобой века,
Мгновенья и года, сны и облака.
Я им к тебе сейчас лететь велю,
Ведь я тебя еще сильней люблю.

Пусть с тобой все время будет свет моей любви,
Зов моей любви, боль моей любви.
Что бы ни случилось ты, пожалуйста, живи,
Счастливо живи всегда, счастливо живи всегда!

http://magomaev.info/new-audio/Music/Babadjanyan/high/Nocturn.mp3
shelomova: (Default)
http://music.tonnel.ru/music/pesni/pesni2/247859571_tonnel.mp3



Струил закат последний свой багрянец,
Ещё белел кувшинок грустных глянец,
Качавшихся меж лезвий тростника,
Под колыбельный лепет ветерка...
Я шёл, печаль свою сопровождая;
Над озером, средь ив плакучих тая,
Вставал туман, как призрак самого
Отчаянья, и жалобой его
Казались диких уток пересвисты,
Друг друга звавших над травой росистой...
Так между ив я шёл, свою печаль
Сопровождая; сумрака вуаль
Последний затуманила багрянец
Заката и укрыла бледный глянец
Кувшинок, в обрамленье тростника
Качавшихся под лепет ветерка.

Le couchant dardait ses rayons suprêmes
Et le vent berçait les nénuphars blêmes;
Les grands nénuphars entre les roseaux
Tristement luisaient sur les calmes eaux.
Moi j'errais tout seul, promenant ma plaie
Au long de l'étang, parmi la saulaie
Où la brume vague evoquait un grand
Fantôme laiteux se désespérant
Et pleurant avec la voix des sarcelles
Qui se rappelaient en battant des ailes
Parmi la saulaie ou j'errais tout seul.
Promenant ma plaie; et l'épais linceul
Des ténèbres vint noyer les suprêmes
Rayons du couchant dans ces ondes blêmes
Et les nénuphars, parmi les roseaux,
Les grands nénuphars sur les calmes eaux.
(Paul Verlaine, перевод Ариадны Эфрон)
shelomova: (Default)
The wood are lovely, dark and deep
But I have promises to keep
And miles to go before I sleep..
----------
И как бы ни был долог путь
Сквозь лес густой, непроходимый,
Мне, прежде чем навек уснуть,
Его пройти необходимо.
shelomova: (Default)
Я была в Константинове дважды. 1-ый раз в первых числах октября 1975 года. Это был год 80-летия Есенина. 3 октября, в день его рождения, в Рязани открыли памятник (снимок в конце публикации).
Тогда мне самой было 24 года, и с этой ступеньки цифра 80 казалась уходящей в далекую темную бездну. 
Была золотая, но пасмурная хмурая осень.
2-ой приезд был 27 июля 1977 года.
От обеих поездок снимков сохранилось немного.
Когда я их отсканировала и очистила от царапин и точек, то подумала: почему бы их не опубликовать и не сопроводить есенинскими стихами? Но не теми молодыми и звонкими, которые мне нравились тогда, а грустными, написанными в последние годы его жизни. Сейчас именно они мне ближе и понятнее. Я так и сделала. В подборку вставила только одно стихотворение 1918 года. Остальные написаны в 1924 и 1925 гг.
---------------------------------
Дом-музей Есениных в Константинове. Снимок 1975 года.
На родине Сергея Есенина в селе Константиново

Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.
Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.
Я не скоро, не скоро вернусь.
Долго петь и звенеть пурге.
Стережет голубую Русь
Старый клен на одной ноге,
И я знаю, есть радость в нем
Тем, кто листьев целует дождь,
Оттого что тот старый клен
Головой на меня похож.
<1918>
--------------------------------
Бюст во дворе Дома-музея С. Есенина. Снимок 1975 года.
На родине Сергея Есенина в селе Константиново
Дальше... )
shelomova: (Default)
(ИЗ ПИНДЕМОНТИ)

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Все это, видите ль, слова, слова, слова {1}
Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа -
Не все ли нам равно? Бог с ними.
Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
Вот счастье! вот права...

1 Hamlet. (Прим. А.С. Пушкина)

* * *
Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

shelomova: (Default)
ОРЛЫ В ЗООПАРКЕ

Орлы, что помнят свои битвы поименно,
Дряхлеют за вольерами и спят,
Как наспех зачехленные знамена
Разбитой армии владельцев небосклона,
Небрежно брошенные в склад.

Вдруг вымах крыл!
                      Так что шатнулась верба
За прутьями. Что вспомнилось, орел?
Плеснув, в бассейне вынырнула нерпа,
Но зоопарк не понесет ущерба:
Кругом железо, да и сам тяжел.

Другой срывается на гром аэропорта.
Все перепуталось в опальной голове.
Он, крылья волоча, шагает гордо,
Приказа ждет, а может быть, рапорта,
На босу ногу в дачных галифе.

ПАМЯТЬ

Поздравить с днем рождения забыл.
Потом забыл и самый день рожденья.
И вот приносит почта извещенье,
Что умер друг. А он его любил.

Он плакал одиноко в темноте.
О чем? О том, что некогда, когда-то
Была забыта маленькая дата.
Образовалась щель. И мы не те.

Он плакал, но и думал что есть сил
О том, что сам он некогда, когда-то
Забвением, пускай условной, даты
Начало смерти друга положил.

И собственного, может быть, конца
Началом стала щелочка зиянья.
Но эту мысль, и не без основанья,
Он не хотел додумать до конца.
shelomova: (Default)
Задрожала машина и стала,
Двое вышли в вечерний простор,
И на руль опустился устало
Истомленный работой шофер.
Вдалеке через стекла кабины
Трепетали созвездья огней.
Пожилой пассажир у куртины
Задержался с подругой своей.
И водитель сквозь сонные веки
Вдруг заметил два странных лица,
Обращенных друг к другу навеки
И забывших себя до конца.
Два туманные легкие света
Исходили из них, и вокруг
Красота уходящего лета
Обнимала их сотнями рук.
Были тут огнеликие канны,
Как стаканы с кровавым вином,
И седых аквилегий султаны,
И ромашки в венце золотом.
В неизбежном предчувствии горя,
В ожиданье осенних минут,
Кратковременной радости море
Окружало любовников тут.
И они, наклоняясь друг к другу,
Бесприютные дети ночей,
Молча шли по цветочному кругу
В электрическом блеске лучей.
А машина во мраке стояла,
И мотор трепетал тяжело,
И шофер улыбался устало,
Опуская в кабине стекло.
Он-то знал, что кончается лето,
Что подходят ненастные дни,
Что давно уж их песенка спета, -
То, что, к счастью, не знали они.

(1957)
shelomova: (Default)
В рамках Дней Ирландии, 15 июня в филфаковском дворике в "Парке современной скульптуры" открыли еще одну скульптурную композицию. Она посвящена ирландскому поэту Томасу Муру.
Автор – петербургский скульптор Дмитрий Каминкер.
Томас Мур – поэт, представитель романтизма. У нас он в основном известен, как  автор стихотворения "Вечерний звон", переведенного Иваном Козловым, что и отражено в скульптуре.

Альбом: Во дворе СПбГУ
Дальше... )
shelomova: (Default)
Николай Добронравов. Я ВЫСТРОИЛ СВОЙ ДОМ У ОЗЕРА В ТАЙГЕ...

Я выстроил свой дом у озера в тайге,
на переправе лет. От зла на расстоянье.
От наших дней и дел настолько вдалеке,
что мамонты сюда приходят на свиданье.

Я знал, что наконец пристанище найду
в краю, где доброты нетронутые гнёзда.
Я выстроил свой дом у неба на виду,
чтоб окнами надежд он мог глядеть на звёзды.

Из отзвуков веков я выстроил свой дом.
Надёжней всяких стен деревьев хороводы.
Увидел я теперь, как зарастают мхом
пустячные дела, вчерашние заботы.

Я выстроил свой дом без жести и гвоздей.
Я выразил свой дом молитвой, как во храме.
Я высветил свой дом улыбкою твоей.
Я выстрадал свой дом бездомными стихами.

Когда приспустит ночь свой многоцветный флаг,
слетаются ко мне зари моей синицы.
Но это всё мираж... Но это всё - не так...
Всё это лишь в стихах, как в подполе, хранится...

Мой город как большой бездушный механизм,
где площадь - маховик, а улицы - как втулки.
Не выстроил свой дом. Не выстроилась жизнь.
Я вызубрил свой дом в гранитном переулке.
Прочитать дальше )
shelomova: (Default)
Проделав брешь в затишье,
Весна идёт в штыки,
И высунули крыши
Из снега языки.

Голодная до драки,
Оскалилась весна —
Как с языка собаки,
Стекает с крыш слюна.

Весенние армии жаждут успеха,
Всё ясно, и стрелы на карте прямы,
И воины в лёгких небесных доспехах
Врубаются в белые рати зимы.

Но рано веселиться!
Сам зимний генерал
Никак своих позиций
Без боя не сдавал.

Тайком под белым флагом
Он собирал войска,
И вдруг ударил с фланга
Мороз исподтишка.

И битва идёт с переменным успехом:
Где — свет и ручьи, где — позёмка и мгла.
И воины в лёгких небесных доспехах
С потерями вышли назад из котла.
Дальше... )
shelomova: (Default)
Только детские книги читать,
Только детские думы лелеять.
Все большое далеко развеять,
Из глубокой печали восстать.

Я от жизни смертельно устал,
Ничего от нее не приемлю,
Но люблю мою бедную землю,
Оттого, что иной не видал.

Я качался в далеком саду
На простой деревянной качели,
И высокие темные ели
Вспоминаю в туманном бреду.
(1908)
еще несколько )
shelomova: (Default)
По каналу СТО сейчас идет запись концерта от 19 января, посвященный Николаю Рубцову.
Концерт в цехе Кировского завода. Василий Лановой, Борис Плотников, Лариса Малеванная, Иван Краско, Татьяна Буланова, Марина Капуро.
Хорошо.
shelomova: (Перо и лупа)
К мадемуазель ***
Вы обладаете изяществом, умом,
Прелестной внешностью…
И только не хватает
Того, кто это вам сказал бы и при том
Был сам из тех, кто этим обладает.
P.S.
Несколько недель, сама не знаю зачем, смотрю по каналу "100 ТВ" дурацкий французский сериал "Второй шанс", в котором мне нравится только главная героиня. И вспомнилось чудесное Вольтеровское стихотворение, которое и процитировано выше.
Кстати, теперь перед "Вторым шансом" идет сериал "Мисс Марпл" с Джулией Маккинзи. Очень неплохой между прочим. Начала его смотреть с предубеждением, думала, что после Джоан Хиксон уже никого не приму. Зря. Старушка симпатичная.
shelomova: (Default)
Chanson d'automne

Les sanglots longs
Des violons
De l'automne
Blessent mon coeur
D'une langueur
Monotone.

Tout suffocant
Et blême, quand
Sonne l'heure,
Je me souviens
Des jours anciens
Et je pleure

Et je m'en vais
Au vent mauvais
Qui m'emporte
Deçà, delà,
Pareil à la
Feuille morte.

Paul VERLAINE (1844-1896)

http://poesie.webnet.fr/lesgrandsclassiques/poemes/paul_verlaine/chanson_d_automne.html
shelomova: (Default)
23 июня исполнилось 120 лет со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой.

Из моих любимых:


Приморский сонет

Здесь всё меня переживёт,
Все, даже ветхие скворешни
И этот воздух, воздух вешний,
Морской свершивший перелёт.

И голос вечности зовет
С неодолимостью нездешней,
И над цветущею черешней
Сиянье легкий месяц льёт.

И кажется такой нетрудной,
Белея в чаще изумрудной,
Дорога не скажу куда...

Там средь стволов еще светлее,
И всех похоже на аллею
У царскосельского пруда.
Еще... )


shelomova: (Default)
Что ни скажешь о Пушкине, все будет банальностью и общим местом. Любить его не оригинально, но не любить странно.
Я полюбила, поняла и приняла его в Михайловском и Тригорском. Это было, как пробуждение.
Столько лет прошло...
Когда-то я учила наизусть стихи, целые главы из "Евгения Онегина". Читала все, что мне только попадалось о нем, его жизни, друзьях и знакомых.
Потом я забывала и снова возвращалась на новом витке отношения к жизни и миру и находила созвучное.
Дальше... )
shelomova: (Default)
Манящий образ женщины желанной
Да - помыслы, да - книги, да борьба.
Но все равно одной улыбкой странной
Она творит героя и раба.

Ты важный, нужный, яркий, многогранный,
Поэт, главарь - завидная судьба!
Уйдет с другим, и ты сойдешь с ума,
И будешь бредить пулею наганной.

Немного надо - встретиться любя.
Но если нет, то всюду ждут тебя
В пустых ночах пустые города,

Да все-таки - надежды слабый луч,
Да все-таки - сверкнувшая из туч
В ночи осенней яркая звезда.

(Владимир Солоухин из "Венка сонетов")

shelomova: (Default)
Меня ошибочно любили
Златые женщины твои.
Меня случайно не убили
Враги твои - враги мои.

Но говорят, меня позоря,
Твои начальственные лбы,
Что выносить не надо сора,
Пойми мол, из чужой избы.

Друзей безмолвно провожаю
И осуждать их не берусь.
Страна моя, страна родная,
А я с тобою остаюсь.

Твоих успехов череда -
Не для меня, не для меня.
А для меня твоя война.
А для меня твоя беда.

January 2013

M T W T F S S
 12 34 56
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags