shelomova: (Default)
После моей поездки в 1976 году в знойную Среднюю Азию я вдруг почувствовала в себе необыкновенный прилив любви к нашей русской природе,  я с упоением начала читать Пришвина и Паустовского, особенно Паустовского. Его «Мещорскую сторону» я перечитала несколько раз, и решила, что следующий отпуск проведу там.
В конце июля 1977 года я отправилась в Солотчу, а из нее в лодочный поход по рекам и озерам Мещеры.
Солотча находилась в 20 км от Рязани, у начала мещерских лесов на высоком берегу старого русла Оки, Старицы, за которой на десяток километров раскинулись заливные луга.
Паустовский жил здесь в 1930-е годы. Его «Мещорская сторона» была закончена в 1937 году. Я появилась в Солотче спустя 40 лет. Когда он писал свои рассказы, здесь была настоящая глухомань, а я застала оживленный курортный поселок, который был заселен пионерскими лагерями и домами отдыха. От прошлого  сохранились рельсы узкоколейки, полуразрушенный монастырь и Старица (старое русло Оки).
Сейчас Солотча входит в состав Рязани. 
Турбаза, где я жила, была на краю поселка. В Солотчу, к монастырю мы ходили по сосновому бору. Дни были прекрасные солнечные, пахло хвоей. Мы катались на лодках по Старице. Это называлось подготовкой к лодочному походу.
Дом известного русского гравера Ивана Петровича Пожалостина, в котором Паустовский жил с Гайдаром и Фраерманом, сгорел. От него остался только фундамент, заросший молодыми березками. Перед остатками дома росли замученные, но, по-видимому, некогда густые кусты сирени. Участок был огорожен забором. В сад попасть не получилось.
Бродя по интернету в поисках прошлого, я обнаружила, что в 1992 году к 155-летию Пожалостина  дом восстановили, собственно, отстроили заново. В нем открыт мемориальный музей.
Основной достопримечательностью в Солотче и тогда и сейчас остается бывший Покровский мужской монастырь. В 1960-е годы была начата его реставрация. Я застала его не в лучшем состоянии, но уже налицо были результаты восстановительных работ.
Сейчас он передан церкви, восстановлен. Теперь там действующий женский монастырь Рождества Пресвятой Богородицы. У него есть свой сайт http://www.wix.com/solotchinskymon/ru
Монастырь стоит на крутом обрывистом берегу старицы Оки, в которую неподалеку впадает река Солотча. С его стен открывался, надеюсь, что и сейчас открывается  вид на окские луга со стогами сена. Кирпичная стена опоясывает внутренние постройки.
Покровский монастырь был основан рязанским князем Олегом в 1390 году. Одним из его предназначений была охрана с севера Переяславля-Рязанского, это современная Рязань. Князь Олег заботился о монастыре, здесь он перед смертью принял иноческий постриг и был похоронен в 1402 году в Покровской церкви (обрушилась в 18 веке). В монастыре хранилась его кольчуга, которую после революции передали в Рязанский краеведческий музей.
Дошедшие до нас монастырские сооружения построены в 17-18 веках. Предполагают, что надвратная церквь Иоанна Предтечи и церковь Святого Духа были созданы известным крепостным архитектором Яковом Григорьевичем Бухвостовым.

Сосновый бор в Солотче.
В Солотче
Дальше... )
shelomova: (Default)
Я была в Константинове дважды. 1-ый раз в первых числах октября 1975 года. Это был год 80-летия Есенина. 3 октября, в день его рождения, в Рязани открыли памятник (снимок в конце публикации).
Тогда мне самой было 24 года, и с этой ступеньки цифра 80 казалась уходящей в далекую темную бездну. 
Была золотая, но пасмурная хмурая осень.
2-ой приезд был 27 июля 1977 года.
От обеих поездок снимков сохранилось немного.
Когда я их отсканировала и очистила от царапин и точек, то подумала: почему бы их не опубликовать и не сопроводить есенинскими стихами? Но не теми молодыми и звонкими, которые мне нравились тогда, а грустными, написанными в последние годы его жизни. Сейчас именно они мне ближе и понятнее. Я так и сделала. В подборку вставила только одно стихотворение 1918 года. Остальные написаны в 1924 и 1925 гг.
---------------------------------
Дом-музей Есениных в Константинове. Снимок 1975 года.
На родине Сергея Есенина в селе Константиново

Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.
Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.
Я не скоро, не скоро вернусь.
Долго петь и звенеть пурге.
Стережет голубую Русь
Старый клен на одной ноге,
И я знаю, есть радость в нем
Тем, кто листьев целует дождь,
Оттого что тот старый клен
Головой на меня похож.
<1918>
--------------------------------
Бюст во дворе Дома-музея С. Есенина. Снимок 1975 года.
На родине Сергея Есенина в селе Константиново
Дальше... )
shelomova: (Default)
Из путевых записок:
"24.05.1976
Позади ужасный день переезда из Бухары в Душанбе. В вагоне сломался кондиционер и пустыню мы пересекали заворачиваясь в мокрые простыни, которые высыхали практически мгновенно.
Когда поезд пришел в Душанбе, и я спустилась из вагона на платформу, прошла по улице, у меня закружилась голова. Зелень, прохлада, ароматы опъянили.
Город выстроен из крупных панелей. Национальный характер домам придают солнцезащитные решетки из ганча. Душанбе утопает в зелени и розах.
После экскурсии по городу нас вывезли в Варзобское ущелье. Это предгорья Памира. Река в ущелье бурная, многоводная, очень мутная, коричневая, оттого что в горах идет снег и дождь. Дороги в горах закрыты до июля, там лежит снег. В ущелье высокая влажность, воздух пахнет свежей зеленью. Напомнило Ленинград. Я стала оживать после Бухары.
В Душанбе мы простояли меньше суток. 23.05.1976 в 14.50 его покинули.
Дальше - Ашхабад и Чарджоу."



+1 )
shelomova: (Default)
Мои взаимоотношения с Бухарой не сложились с самого начала, и  писать о ней в своих записках я не хотела. Однако победила привычка доводить начатое до конца.  Все-таки я люблю завершенность. 
Как симпатия, так и стойкая антипатия обычно возникают у меня с первого впечатления, и потом трудно что-то исправить.  
В 1976 году наш туристический поезд пришел в Бухару после Самарканда. Мы провели там 20-21 мая. Два дня в пекле. 42 градуса в тени. Кондиционеры в вагоне работают только во время движения поезда. Укрыться негде. Сжигающее солнце. Вода и соки поглощались литрами, и тут же испарялись через поры. Пыль, грязь, аборигены, сидящие прямо в пыли на земле вдоль улиц. Ходить по одиночке не рекомендовалось. Облупленые мечети и медресе ни в коем разе не компенсировали климатический и психологический дискомфорт. Через него пробился только минарет Калян. Он понравился и действительно произвел впечатление. 
Во второй приезд в Бухару в 1978-ом не было такой изнуряющей жары, НО мне там снова не понравилось. 
Думаю, что это "НО", появилось еще и, потому что я приехала туда из Хивы. Я вся была переполнена тем, что получила там.
Хива - компактный миниатюрный  Восток. На мечети и медресе я насмотрелась досыта, я даже жила в бывшем медресе. А в Бухаре, те же мечети и те же  медресе. Я пресытилась. 
Единственное, что меня порадовало, это чемоданчик книг, который я оттуда вывезла. Местные издательства выпускали хорошую классическую зарубежную, русскую и советскую литературу на русском. В бухарском книжном магазинчике нам из-под прилавка выложили целую груду прекрасных книг. Этот книжный "клондайк", естественно, нашла Валентина.
Карта Бухары >> 
Дальше можно взглянуть на фотографии.

Минарет Калян. Построен в 1127 году.
Альбом: Средняя Азия 1976 и 1978. Бухара.

Дальше... )
shelomova: (Default)
Мой железнодорожный круиз 1976 года по Средней Азии завершался в Туркмении. 
Ашхабад и Чарджоу закрывали череду среднеазиатских городов, которые я объехала на турпоезде «Ленинградец».
Строго говоря, потом была еще одна остановка, самая последняя, в Волгограде, но к Азии это уже не имело никакого отношения.
Итак, Ашхабад.
Мы ехали к нему из Душанбе. 
Поезд пересекал Каракумы, и они повернулись к нам неожиданной стороной.

Из путевых записок
«24.05.1976
Сейчас поезд идет через Каракумы. Льет проливной дождь с грозой.
Пустыня совсем не то, что я ожидала.
Я думала, она - сплошные пески, а на самом деле пески чередуются с зарослями саксаула, тамариска, можжевельника, травы и колючек.

Чтобы защитить железную дорогу от песков, по краям дороги квадратами посажена осока.
Иногда можно увидеть сусликов у норок.
Когда мы стояли на очередном разъезде, то успели нарвать цветущего серебристого саксаула. Он цветет розовыми и желтоватыми шариками, листочков нет. А пустынный можжевельник растет кочкой и цветет розовато-сиреневатыми цветами.» 


Во время наших переездов поезд часто и подолгу останавливался на разъздах. Обычно мы выходили из вагонов, чтобы размяться или позагорать. Если это случалось возле населенных пунктов, то к месту стоянки подтягивалась местная мужская молодежь, рассаживалась неподалеку и смотрела на нас, как на нечто диковинное.

Карта на викимапиа >>

Альбом: Ашхабад и Чарджоу. 1976
Дальше... )
shelomova: (Default)
В Карпаты я уехала через две недели после защиты диплома.
Это было в начале июля 1974 года. Яремча, Яблоница, Шешоры, - ключевые пункты маршрута. Это Прикарпатье (Гуцульщина). О тамошнем климате я не знала. И то, что июль там обычно дождливый, я постигала уже на месте, на собственном опыте.
Дождь, дождь, дождь. Низкие грузные облака все ползли, ползли, закрывая горы.
За три недели солнце появлялось только изредка. К концу третьей недели реки переполнились так, что начали выходить из берегов. Кое-где снесло мосты. Пришлось скорее уносить ноги.
Фотографий от этой поездки у меня совсем мало - барахлил фотоаппарат. Половина снимков не мои.
Из городов, кроме Львова, где я была проездом, я провела 5 дней в Яремче.
Яремча (сейчас Яремче) - небольшой городок на берегу Прута. Расположен на высоте 585 м над уровнем моря. 
Он возник в 1895 году при постройке железной дороги Делятин — Вороненка и назван по имени первого хуторского поселенца Яремы Годованца. Живописная местность, горный воздух, удобное сообщение способствовали его превращению в климатический курорт. До присоединения к СССР в Яремче было много вилл и ресторанов, куда приезжали  отдохнуть состоятельные австрийцы и поляки. В советское время здесь были построены  санатории, пансионаты и дома отдыха. Он также стал и центром туризма. 

Эта фотография сделана в окрестностях Яремчи. Внизу бурлит Прут.
Альбом: Карпаты. Июль 1974.
Дальше... )
shelomova: (Default)
О Ялте уже давно все сказали до меня.
Защищенная горами она тепла, нежна и прекрасна.
Последняя декада сентября. У нас на Балтике  уже прохладно, осень шуршит дождем и желтыми березами, а здесь шумит теплое море, дует ласковый влажный ветер, совсем другой мир. Толпы веселых людей заполнили пляжи, парки. Здесь трудно найти уединение. Все роится, жужжит, спешит ухватить и усвоить кусок крымского отпускного рая.
Никита, Гурзуф, Алупка, Ливадия.
Море, ветер, солнце.
Из Ливадии в Ялту я возвращалась пешком вдоль берега через пляжи. Ветер срывал платье, трепал волосы, подхватывал и осыпал брызгами. Волны с рокотом перекатывали гальку.
Праздник ветра, солнца и воды. Ничего особенного просто хорошо.
Паустовский в каком-то рассказе бросил фразу: «Отдых сближает людей не меньше, чем работа».
Действительно. Наша группа сдружилась, и нам уже казалось, что мы знаем друг друга давно.
Уезжать не хотелось. Кто-то оставался, их праздник продолжался, а я, у меня отпуск заканчивался. Мне было грустно. Я говорила себе, что вернусь. Но это случилось только восемь лет спустя, очень коротко и мимоходом.
Думаю, это не считается.

Альбом: Крым. 31 августа - 24 сентября 1975 года.
Дальше... )
shelomova: (Default)
Наконец, настал день выхода на пешеходную часть маршрута. Погода за день до этого испортилась: нахмурилось, моросил дождик. Тут же оказалось, что из 20-и человек, входивших в нашу группу, только семеро желают пройтись пешком по горному Крыму.
По видимому, такая ситуация возникала на турбазах регулярно. Народ приобретал дешевые профсоюзные путевки, чтобы поехать на море, а брести по горным тропам с рюкзаком не хотел. У работников крымского турсервиса в таких ситуациях наготове были автобусы с водителями, за некую плату доставлявшими "матрасников" до нужного приюта. Бунтарей, видимо, обычно удавалось убедить. Но наша семерка оказалась радикальной. Мы желали идти во что бы то ни стало. Разгорелся спор. В конце концов мы отстояли свое право на поход.
Повел нас по горам инструктор параллельной группы (его группа не пожелала идти в полном составе). Инструктор Володя был внешне необыкновенно колоритен. Блондин с вьющимися волосами, нос с горбинкой, выше всех на голову, строен, мохнат, мускулист, загорел. Стиль первобытного homo дополняли видавшие виды вельветовые шорты и меховая безрукавка. Жаль, что я не сделала его портрета. На смазанном снимке, 1-ом под катом, его можно увидеть только в общих чертах.
Девушек в нашей семерке было три. Наши рюкзаки великодушно погрузили на автобусы, мужчины же шли с рюкзаками.  1-ый день был самый трудный, мы прошли до приюта у Научного порядка 14 км.
На следующих переходах погода разгулялась, и мы путешествовали в свое удовольствие.
Сухой напоенный солнцем Крым, как я тебе благодарна за эти дни!
Последний отрезок до Орлиного Залета пешком пришлось пройти всей группе. Все эти переезды на автобусах были "нелегальны" и не афишировались. 
На турбазе "Орлиный Залет" (возле Соколиного) нас встречали музыкой, громадными гроздьями винограда и компотом, вручили значки и удостоверения "Турист СССР".
Самым радостным событием был горячий душ. Танцы. В летнем кинотеатре "Зануда". Над головой южное черное звездное небо.
В один из дней на Орлином Залете мы посетили Большой Крымский каньон. В другой - желающим предложили поехать на сбор винограда в бахчисарайский совхоз "Победа". Я захотела участвовать с радостью. Никогда не видела настоящих виноградников и, уж тем более, никогда не собирала виноград. В жизни больше никогда не ела столько винограда и такого вкусного. И руки мы там мыли виноградом.
После Орлиного Залета мы двинулись к Ай-Петри. Как же там красиво!
Там я встречала свой 24-ый день рождения. 
В приюте мы провели ночь. Утром встречали рассвет. Описывать это бесполезно, надо видеть.
С Ай-Петри мы спускались пешком. На некоторых участках склон был усыпан толстым слоем сухой хвои, и истершиеся подошвы моих кед скользили по ней так, что я в буквальном смысле скатывалась с горы.
Внизу ждал автобус, который багополучно доставил нас в Ялту.
Дальше снимки.
Не поленитель и кликните на панорамы, которые я составила. Конечно, они категорически не могут соревноваться с современными, они не претендуют. Но они дают некоторое представление о крымских просторах, которые я видела, а может быть, и вы.

На Ай-Петри.


24 фотографии )
shelomova: (Default)
По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся 
В прежние места.

Даже если пепелище 
Выглядит вполне, 
Не найти того, что ищем, 
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно 
Я бы запретил, 
Я прошу тебя, как брата, 
Душу не мути.

А не то рвану по следу - 
Кто меня вернет? - 
И на валенках уеду 
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю, 
Там, где - боже мой! - 
Будет мама молодая 
И отец живой.
(Геннадий Шпаликов)

"Никогда не возвращайся в прежние места".  Но иногда вернуться очень хочется, просто очень. Сейчас у меня это получается уже только виртуально.
Хвала Интернету! Как мы жили без него?
Так увлекательно вернуться и сравнить. Набираешь заветное слово, клик! и наслаждайся, ну, или грусти, как повезет.
И хорошо, если удастся найти то, что ищешь. Это бывает не всегда
Сейчас я "путешествую" по Крыму, по своему крымскому маршруту 1975-го года: разыскиваю города, поселки, турбазы, сравниваю свои черно-белые скромные фотографии с современными цветными и очень, очень сомневаюсь, публиковать ли. Вижу изменения, и они меня не огорчают, нет не огорчают. Может быть, это только виртуальная иллюзия? А на самом деле было бы грустно?
Я удивляюсь и радуюсь, что нахожу турбазы, на которых была. Ну, вот, например, т/б  "Привал" в Бахчисарае, как была так и осталась, и на том же самом месте, только называется она теперь туристическим оздоровительным комплексом и является частной базой отдыха с "европейским центром реабилитации здоровья".  И есть там коттеджи, типа люкс, и "райский уголок", и деревянные домики с "удобствами во дворе", однако, судя по отзывам, прочитанным мной в гостевой книге, они не смотря ни на что стойко сохранили советские традиции (заходить в тамошние "удобства" без повязки на нос я не могла, а некоторые не могут и сейчас).
И главные достопримечательности Бахчисарая все те же: Ханский дворец, Чуфут-Кале, Успенский монастырь.
Монастырь совсем не узнать - его возвратили церкви и восстановили. Ханский дворец тоже обрел второе дыхание.
Кажется, все прекрасно.
А что же мои впечатления тогда?
Тогда Ханский дворец  мне показался небольшим и совсем не роскошным. Почему я ждала чего-то грандиозного, сама не знаю.  Все оказалось довольно камерно.
И Фонтан Слез надо смотреть не толпой.
В Чуфут-Кале мы ходили пешком. Он находится в 2-3 км от "Привала". Наша экскурсия туда считалась тренировочным походом. Херсонесская рана на ноге  у меня заживала быстро и почти затянулась, поэтому я дошла легко.
Место там удивительное, красивое. Но я с трудом могла представить, как люди могли жить в таких условиях, а селились они там аж с 6-го века, а может быть, и раньше. Камни, камни, камни... Ни земли, ни воды.
Насколько я могла убедиться Крыму вообще не хватает воды. Что же говорить о тех далеких временах и особенно о пещерных городах.
На всех турбазах и в гостиницах, где мы были, нам  включали горячую воду по расписанию, на несколько часов.
А сейчас? Сейчас не так?

Карта упоминаемых мест Бахчисарая http://wikimapia.org/#lat=44.7445996&lon=33.8993454&z=15&l=1&m=b

Ханский дворец и мечеть.
Альбом: Крым. 31 августа - 24 сентября 1975 года.
24 фотографии )
shelomova: (Default)
Симферополь - город, о котором практически мне нечего сказать, настолько он тогда не произвел на меня впечатления. Проведенные там два дня просто выпали из памяти. Не помню ничего. Ничего не осталось. Ну, разве, вот только досада от того, что не увидела единственное, что хотела.
Перед отъездом я прочла занимательную книжку Штамбока "Из царства Атея в Неаполь Скифский".
Скифы... Царь Скилур... Неаполь Скифский...
Неаполь Скифский, столица скифского государства с III века до н.э. по III век н.э. Считается, что он располагался на территории Симферополя, на месте ныне несуществующего поселка Керменчик.
Если верить автору книги там многое раскопали, и много, что можно было бы посмотреть.
Неаполь Скифский. Я загорелась. Я хотела его увидеть непременно.
Ну, да!..
Я добралась до городища, обозрела с него скучный город, сфотографировала его, сфотографировалась на его фоне сама. Это все! 
Ни музея, ничего. Никаких следов работы археологов.
Раскопанные участки обратно засыпаны.  Пустырь пустырем.

Вид на город с городища Неаполя Скифского. 2000×585 пикс. – 468 КБ
Альбом: Крым. 31 августа - 24 сентября 1975 года.

+1 )
shelomova: (Default)
В свой  первый отпуск я отправилась в Крым.
Я ехала не только на море. Мне  хотелось пройти по горному Крыму, ощутить его, на какое-то время стать его частью.
Крым был мечтой. Почему Крым?  Здесь соединились и история, и природа, и Пушкин и что-то еще, что объяснить не смогу.
Путевку я приобрела в Бюро путешествий на Желябова, ехала одна, маршрут выбирала так, чтобы было больше пешеходных переходов. Он начинался в Симферополе и заканчивался в Ялте, через Бахчисарай и Соколиное. От Бахчисарая до Ялты предстояло пройти пешком.
Вот Севастополь в маршрут не входил, а мне хотелось его увидеть, поэтому я выехала на несколько дней раньше. Ни знакомых, ни родных, никакого адреса, где можно было бы остановиться у меня там не было.
Я вышла из поезда  в толпу встречающих. Отдельной категорией среди них были женщины, сдававшие комнаты отдыхающим. Одна бабулька подхватила меня и повлекла к себе. У нее, в небольшом частном домике на Корабельной стороне я прожила четыре дня. Она относилась ко мне удивительно тепло, почти как к члену семьи. А еще, у нее был совершенно очаровательный внук. 
Севастополь. Корабли и бухты.
Основное время я проводила в городе, добросовестно осматривая достопримечательности, набережные, Приморский бульвар, Панораму, Малахов курган, Диараму. Мне все было интересно.
С Сапун-горы открываются замечательные просторы. Я пыталась фотографировать их. Думала, что потом склею из напечатанных фотографий панорамы. Но тогда не получилось, негативы были пересвечены. Только сейчас я их отсканировала и соединила то, что смогла.  От этой поездки у меня осталось много снимков, которые можно соединить в панорамы. Я их опубликую. За качество прошу прощения.
Главным в Севастополе для меня был все же Херсонес. И сейчас, спустя 36 лет, он остался в эмоциональной памяти.  Херсонес. Я  не могла от него оторваться.
Все четыре дня я возвращалась туда снова и снова. Я бродила между развалин и фундаментов, сидела на берегу, сплошь усыпанном густым слоем битых черепков, камней больших и мелких, острых и отполированных волнами, осколков древних цивилизаций. И это не метафора. Основанный в 422-421 гг. до н.э. греками-выходцами из города Гераклеи Херсонес был самой поздней по времени основания греческой колонией в Северном Причерноморье. Полуостров, на котором они его поставили, они назвали Гераклейским.
Я не хочу вдаваться в историю. В сети можно найти и краткую, и подробную информацию. (Например, совсем   справочно  здесь http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%91%D0%A1%D0%AD/%D0%A5%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%81/ . Подробнее на сайте музея-заповедника http://www.chersonesos.org/?p=index, а вот  Карта Херсонеса на викимапии >>)
Упомяну только, что русские называли его Корсунью. Согласно одной из версий, которая опирается на Повесть Временных лет, князь Владимир принял крещение именно в Корсуни и привез оттуда первых священников, кресты и иконы.
Что нас очаровывает в древних цивилизациях? Что тянет к ним, вызывает желание прикоснуться? Почему для меня именно древнегреческая, а не древнеримская? Почему мысль об одной вызывает ощущение тепла и света, а о другой – холод и отчуждение? Почему хочется прикоснуться к вещам, дошедшим через столетия? Не знаю, у меня нет ответа.
Я часами сидела на берегу среди обломков, не хотела уходить. 
Там не лучшее место для купания – и берег, и дно усыпано острыми камнями – но я легкомысленно купалась. В последний день волна подхватила меня, я оступилась и глубоко порезала ступню. Лилась кровь, а впереди было несколько десятков километров переходов по горным тропам.

Дальше фотографии... )
shelomova: (Default)
Из путевых записок:

"19.06. 1981
Перед отъездом наугад раскрыла Ветхий Завет:
"И воссел на херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра". (2-я книга Царств. гл.22 ст. 11)

В Пулково - горящий самолет  при взлете.

Архангельск. Черемуха цветет. Одуванчики.
Быстрая смена погоды от солнца к резкому ветру и дождю, и снова к солнцу. 
Экскурсия. Город не примечательный, не интересеный."


"20.06.1981
Соловецкие острова. 15 градусов, вода - 6 градусов.
Холодный студеный ветер.
Снег. Прозрачный воздух.
Коричневая вода в озерах, каналах, ручьях везде пригодна для питья.
Тишина, покой, запах леса.
Природа суровая, холодная, несколько мрачноватая, похожа на карельскую, но карельская мягче. Березы чуть распустили листочки.
Цветут львиные зевы, черника (много). Но ветер, ветер студеный.
Утром солнце. Море, как зеркало. К полудню затянуло небо в начале перистыми облаками, затем дымкой. Стал накрапывать дождь.
165 км от Полярного круга. Это ощущается. 70% летних дней пасмурно.
 В поселке 1000 жителей.
Завод морских водорослей. Они сушатся под большими навесами, словно шкуры или  мочалки."


Альбом: Соловки. 20-22 июня 1981 года

20 фотографий с комментариями )
shelomova: (Default)
Сиабский базар

Сиабский базар расположен рядом с мечетью Биби-Ханым. Он примыкает к ней вплотную. Посмотреть на мечеть, вернее на ее "величественные руины", как о них писалось в каждом путеводителе по Самарканду, мы зашли по дороге на базар.



Дальше... )
shelomova: (Default)
Еще несколько зарисовок из Самарканда.

Гур-Эмир

Мы идем через улочки старого города, выходим на площадь, и перед нами возникает громадный синий купол. Это мавзолей Гур-Эмир, усыпальница Тимуридов.
Здесь лежат Тимур и его потомки, и здесь любят рассказывать о том, что вскрыв в июне 1941 года его могилу, ученые выпустили на волю джинна войны и смерти. И только, когда его останки снова опустили в склеп и задвинули над ними надгробие, страшная война покатилась к завершению.


Дальше.. )
shelomova: (Default)
Солнце, высокие порталы и голубые купола Регистана – это 1-ое, чем откликнулась память, когда я начала вспоминать Самарканд. А еще розы. Целая площадь, покрытая цветущими розами.

Регистан

Три медресе замыкают пространство. Великолепно и величественно.
Регистан – это центральная площадь, некогда и форум, и базар. Место, где оглашали волю правителя и совершали казни. Тимур выставлял здесь головы, побежденных врагов.
Его внук, Мухаммад-Тарагай, прозванный Улугбеком — Великим князем, поставил здесь свое медресе и написал на нем «…живут в нём учёные». Когда он начал это строительство в 1417 году, ему было всего 23 года. С младенчества Улугбек сопровождает деда в его походах. В 10 лет он становится правителем Ташкента, в 17 - Самарканда и начинает превращать Самарканд в интеллектуальный центр ханства. Скорее прирожденный  ученый и астроном, чем полководец и политик.
Итак, он строит свое медресе, где сам же и преподает. Напротив медресе Улугбек сооружает ханаку (странноприемный дом и место радения суфиев, который также принимал приезжих ученых и поэтов), рядом караван-сарай, и неподалеку, комфортабельные общественные бани, в те времена лучшие на Востоке.
Пролистнем два столетия.
1619 год. Самарканд утратил самостоятельность, он теперь столица княжества, входящего в Бухарское ханство. В качестве властителя здесь появляется Алчин Ялангтуш-Бахадур, назначенец бухарских ханов, известный грабительскими набегами на соседние страны, беспощадной жестокостью к побежденным, и огромными богатствами.
Место и время, когда естественно никто не озабочен «сохранением культурного наследия». А у такого главного действующего лица, как Ялангтуш, нет достойнее цели, чем возвеличить и увековечить себя и свои заслуги, поэтому мы никогда не узнаем, как выглядела бы площадь, если бы на ней сохранились все постройки, возведенные Улугбеком.
Была ли политическая и общественная необходимость в постройке нового медресе в Самарканде, история умалчивает. Послужила ли Ялангтушу эта постройка оказией для своего собственного прославления или была ее основной целью, не знаю?
Но, так или иначе, по его приказу разбирается ханака Улугбека, стоявшая напротив его медресе, и на ее месте сооружается медресе Шер-Дор («Тигров имеющее», или «Львов имеющее», или «Обитель львов»), которое не уступает в размерах и затмевает своей яркостью и новизной  потрепанное временем и стихиями медресе внука Тимура (это ли не цель?). Его стены украшают надписями, прославляющими и возвеличивающими правителя, чьей волею оно было воздвигнуто.

А через десять лет после завершения строительства Шер-Дор обнаружилось, что пришли в упадок соборные мечети. Ялангтуш приказал возвести новую на месте караван-сарая Улугбека. Его частично разобрали, частично использовали. В одном комплексе объединили и медресе, и джума-мечеть (пятничная мечеть). Новая медресе-мечеть, называемое Тилля-Кари («Покрытое золотом») было закончено в 1660 году. И вот, ансамбль Регистана готов.
Дальше... )
shelomova: (Default)
1-часть рассказа>>

Продолжаю публиковать свои хивинские фотографии. Пояснения к ним минимальные. В них я стараюсь дать ссылку на страницы Википедии, где можно ознакомиться с информацией по сфотографированному памятнику, если она кого-то заинтересует. Чаще всего справка, которая там дается, краткая.
И еще, если есть желание, на Викимапиа можно посмотреть карту Хивы, на которой помечены достопримечательности.

Ну, а теперь фотографии.

Вид на западную часть Ичан Калы (внутренний город) и Дишан Калы (внешний город). Их разделяет полуразрушенная стена. На переднем плане дворец-крепость Куня Арк. Если присмотреться, вдали видна сохранившаяся часть стены, окружавшей Дишан Калу.


Смотреть дальше... )
shelomova: (Default)
Моя 2-я поездка по Средней Азии не выходила за границы Узбекистана и начиналась в Хиве.
В 1978 году ни аэродрома, ни железнодорожного вокзала в Хиве не было. Ближайший аэропорт находился в Ургенче. Из Пулково   туда не летали. Пришлось добираться через Москву, а дальше до Хивы – автобусом.
Самолеты в Ургенч летали два или три раза в неделю. Даты рейсов не стыковались с началом маршрута, поэтому мы приехали на пару дней раньше. Наш самолет прилетел в Ургенч поздно вечером, когда автобусы уже не ходили. Мы переночевали на ургенчской турбазе, и на следующее утро оказались в Хиве.

Из Большой советской энциклопедии:
«Хива город областного подчинения, центр Хивинского района Хорезмской области Узбекской ССР. Расположен в Хорезмском оазисе, на канале Палван, в 30 км к Ю.-З. от ж.-д. станции Ургенч (на линии Чарджоу — Бейнеу). 26 тыс. жителей (1974). По археологическим данным, основан на рубеже нашей эры. Назван по древнему колодцу Хейвак (до 18 в. город назывался Хивак). С начала 4 в. н. э. Х. в составе Хорезма. В 712 была завоёвана арабами, в 1221 — монголами, в 1388 — Тимуром. С 16 в. по 1920 — столица Хивинского ханства (См. Хивинское ханство). В 1740 была разрушена персидским Надир-шахом. В 1873 Х. взята русскими войсками и вместе со всем Хивинским ханством стала протекторатом Российской империи. С 1920 — столица Хорезмской народной советской республики (См. Хорезмская Народная Советская республика). С 1924 — райцентр в составе Узбекской ССР (с 1938 в Хорезмской области)».

Карта Хивы

Очутившись в Хиве, я  сразу впала в состояние приятного удивления, и не выходила из него до самого отъезда.
Главным  сюрпризом, из которого плавно вытекало все остальное, оказалось то, что наша гостиница располагалась в Ичан Кале («внутреннем городе» Хивы), в здании бывшего медресе Мухаммеда Амин-хана.
Это медресе было построено в середине 19 века в 1851-1852 гг. и до начала 20 века было действующим духовным учебным заведением. В нем учились 260 студентов. А теперь студенческие кельи, худжры, переоборудовали для туристов.
Вплотную к медресе примыкал минарет Кальта Минар, а  на другой стороне улицы находился крепость-дворец Куня Арк.
Впрочем, бесполезно перечислять, что здесь было рядом. Здесь все было рядом. Медресе, минареты, мечети, мавзолеи, глинобитные домики, ничего инородного, только Азия, никаких европейских вкраплений. Я, наконец, получила то, что хотела.
Прочитать дальше... )
shelomova: (Default)
В Фергану наш поезд прибыл  рано утром 17 мая 1976 года.
Она расположена на южном краю Ферганской долины в 420 км от Ташкента на высоте 580 м над уровнем моря.



Город основан русскими военными в 1877 году через два года после завоевания Кокандского ханства и присоединения его к Российской империи.
Коканд не подходил на роль административного центра, поэтому было решено построить новый город недалеко от древнего Маргилана и первоначально его называли Новый Маргилан, потом он стал Скобелевым, а с 1924 г. Ферганой.
В городе нет памятников древности и культовых мест. Экскурсия по нему  даже не была для нас запланирована, вместо этого нам устроили выезд «на природу» - погрузили в автобусы и повезли в горы на Голубое озеро (Курбан-куль). Это в 55 километрах к югу от Ферганы, в Алайских горах.
Прочитать дальше )
shelomova: (Default)
Когда я смотрю на свои фотографии среднеазиатских городов тридцатипятилетней давности и сравниваю с современными снимками тех же мест, опубликованными в интернете, то вижу, что я путешествовала по городам, которых уже нет. Некоторые места изменились, до неузнаваемости. К Ташкенту, который видела я, эта ремарка относится в полной мере.
Иногда я смотрела и с трудом верила, что моя фотография сделана именно на этом самом месте, которое так преобразилось. Приходилось даже сверяться с картой, опубликованной на http://wikimapia.org/#lat=41.3101792&lon=69.2329216&z=13&l=1&m=b

Я не хочу давать этому оценку. Чтобы оценить, надо увидеть своими глазами. Я только констатирую: сейчас многое по-другому.

Моих ташкентских снимков немного. Тогда мои фоторесурсы были ограничены, и я не могла снимать столько, сколько снимаю сегодня.
Из трехнедельной туристической поездки я привезла снимков меньше, чем сейчас делаю на часовой прогулке.

В общей сложности, за две поездки, я провела в Ташкенте два дня и увидела то, что в те времена обычно показывали туристическим группам, приезжавшим в город на короткий срок.  В основном это были памятники и архитектурные сооружения советской эпохи.

Читать дальше... )
shelomova: (Default)
Мы открываем для себя прописные истины только, когда постигаем их на собственном опыте. Одна из них: «Чтобы что-то оценить, это нужно утратить ».
Чтоб понять, насколько тебе дорог твой Дом и твой Мир, с ними нужно расстаться, хотя бы ненадолго. Для этого существует традиционный способ – путешествие. В быту это называется «сменить обстановку» или «развеяться». Если «обстановка» в корне отличается от родной, то эффект от погружения в новую, а потом возврата в привычную, может оказаться ошеломляющим. Разумеется все зависит от вашей впечатлительности.
Со мной такой культурный шок случился после поездки в Среднюю Азию. Горячий солнечный, но чужой, мир удивил, поразил, обжег, и подарил глубокое понимание, что, как бы я ни любила тепло и солнце, я родом из серого облачного неба, влажной зелени и моросящего дождя. Я, как и многие, всего лишь хотела увидеть Восток: Самарканд, Бухару, медресе, минареты, мавзолеи, восточные базары, Каракумы, а мое открытие стало неожиданным «побочным эффектом», «бонусом».
Читать дальше... )

January 2013

M T W T F S S
 12 34 56
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags